В этом году ей исполнилось бы 92 года. Случилось так, что первая туркменка женщина-жокей, артистка цирка Сона Бердыева ушла из жизни очень рано, в 38 лет. Однако она оставила яркий след в истории цирка Туркменистана.

В тридцатые годы прошлого столетия совсем девочкой она вместе с Довлетбаем Ходжабаевым оказалась в детском доме. Это знакомство сверстников стало знаковым в её судьбе. В 1945 году их в числе 50 ребят отбирают для работы в цирке. Тогдашний руководитель ансамбля туркменских цирковых наездников А.Галканов сразу же приметил упорство и трудолюбие Бердыевой и Ходжабаева.

Репетиции и одновременно учёба проходили в капитальном здании, выстроенном на углу Мервского проспекта и Ставропольской улицы (ныне проспект Махтумкули и улица Б.Кербабаева), в районе нынешнего кинотеатр «Мир» (ныне «Парахат»). После года репетиций ансамбль впервые выехал на гастроли по городам Союза. А уже через шесть лет, в 1951 году трое из ансамбля, в том числе и Сона Бердыева, удостаиваются звания «Заслуженный артист Туркменистана».

После смены руководителя, в начале 1960 года, туркменский передвижной цирковой ансамбль конников возглавил уже тогда удостоенный звания «Народного артиста Туркменистана» Довлетбай Ходжабаев. С этого момента начинаются многочисленные зарубежные поездки, где одну из ведущих ролей во время выступлений исполняет Сона Бердыева. Конникам Ходжабаева рукоплещет публика Италии, Финляндии, Бельгии, Франции, США, Канады, Турции, ФРГ, Швейцарии, Перу, Аргентины, Мексики.

Вот, что рассказал о матери её сын, ныне инструктор манежа ашхабадского цирка, не так давно награждённый медалью «За любовь к Отечеству», Вячеслав Мурадович Чаканов.

– В 1947 году мама вышла замуж за коллегу по цирковому номеру Артыкмурада Чаканова. Через год в Москве у них родился я. В 1948 году, когда случилось ашхабадское землетрясение, артисты цирка были за рубежом на гастролях. О случившемся узнали поздно. Отработав положенные для циркового артиста двадцать лет, мама сразу же оформила пенсию и получила квартиру в Ашхабаде.

От коллег и из рассказов матери В.Чаканов помнит несколько удивительных моментов, связанных с её выступлениями. Наиболее запомнившимся был 1957 год. Летом этого года в дни международного фестиваля молодёжи и студентов в Москве туркменские джигиты с большим успехом выступали на Центральном ипподроме. Во время выполнения элемента, именуемого «обрыв», перед шумящими переполненными трибунами конь Соны по имени Мелегуш вышел из-под контроля. Голова Соны с волочащимися по песку длинными чёрными косами оказалась чуть ли не под сверкающими подковами – под копытами задних ног коня, которые мелькали перед глазами потрясённых зрителей. Но когда Сона вскочила в седло и лихо проскакала перед ликующими трибунами, ипподром взорвался шквалом аплодисментов. На следующий день фото смелой наездницы появилось на первых страницах множества газет и журналов.

Был и другой запомнившийся яркий эпизод в такой короткой жизни жокея Соны Бердыевой. Примерно в это же время после одного из выступлений она была награждена специальным призом как лучшая наездница. Статуэтку фарфорового коня вручил ей лично маршал С.М.Будёный.

– Место рождения мамы записано «Красноводск» (ныне Туркменбаши), – вспоминает В. Чаканов, – но это не точно. Родители сироты, оказавшейся в тридцатые годы в детском доме, остались неизвестными. А запись о месте рождения – «Красноводск» появилась от того, что на вопрос сотрудников детского дома о своих воспоминаниях она ответила – «Было много воды».

Сегодня для нас этот семейный нюанс из жизни и творчества Соны Бердыевой может и не столь значим, главное то, что она прославляла и беззаветно любила Туркменистан. А поэтому и мы в свою очередь обязаны помнить о Соне Бердыевой.

Туркменистан и Узбекистан нацелены на товарооборот в $1 млрд